Размер шрифта: A A A     Изображения Выключить Включить     Цвет сайта Ц Ц Ц     Обычная версия сайта

%CF%E8%F1%E0%F2%E5%EB%E8%20%AB%ED%F3%EB%E5%E2%FB%F5%BB

%AB%CA%ED%E8%E3%E0 %E1%E5%E7 %F4%EE%F2%EE%E3%F0%E0%F4%E8%E9%BB. %D4%EE%F2%EE%E2%F1%EF%FB%F8%EA%E8 %EF%E0%EC%FF%F2%E8 %D1%E5%F0%E3%E5%FF %D8%E0%F0%E3%F3%ED%EE%E2%E0

Алёна ВоробьёваКнига, написанная ярко и в духе времени, будет интересна и молодому читателю, и поколению постарше. У Шаргунова – тот счастливый возраст, когда его слышат и двадцатилетние, и сорокалетние. Но у писателя не должно быть возраста. У него – эпоха. Эпоха Шаргунова насыщенна и знакома всем нам – это переворот 90-х, развал Советского Союза, Чечня, финансовый и социальный кризис. Все вроде знакомо, но взгляд со стороны автора – это еще и личное противостояние семейного уклада московских священников советским устоям. Из этого противостояния рождается сам Шаргунов. Человек, пытающийся разглядеть в вечности свое отражение.

Именно поэтому автор выбирает для своей книги простое название– «Книга без фотографий». Отчасти интригуя и лукавя – перед самим собой и перед читателем, потому что в самом издании фотографии, на которых Шаргунов узнаваем, все-таки есть. На этом интрига и лукавство заканчиваются, потому что это не главное. Главное – в том, как написана эта книга, как легко и заинтересованно она читается, и в том, что каждый бунтарь, любая творческая личность узнает в герое этой книги самого себя. В этом и заключается гениальность Сергея Шаргунова – отражая себя, отобразить поколение. То есть, нашу эпоху.

Итак, начнем. Пролистаем визуально страницы, чтобы понять, что перед нами. Кажется, что автор и сам только что в этом разобрался и спешит теперь поделиться открытием с читателем. «Фотографии не оставляют человека. Всю жизнь и после смерти», - начинает свое повествование Шаргунов, и с первых строк нам становится интересно. По сути, произведение закольцовано – книга открывается с кладбища, на нем же и заканчивается. Символично, подумает читатель, потому что автор делится с ним сокровенным –фотография не заменит человека. «Да кому они нужны, фотографии твои? Цветы растут в поле, иду – и сынков вспоминаю. Трава растет, как будто их волосы», - рассказывает о своем горе дядя Володя. Для автора эта встреча на последних страницах книги – буквально воскрешающая национальная идея, которую все ищут наравне со смыслом жизни. И у него, «последнего крестьянина деревни Воскресеновка», не отчаявшегося после смерти детей, к которым из-за большого расстояния не приехала «скорая», Шаргунов спрашивает: «Как жить?». Потому что есть в русском человеке внутренний стержень, та самая крепь, которая оставляет его человеком. Без фотографий – поэтому автор передает нам саму суть. Передает без искажений, той самой исконной русской речью, которой говорят его герои. Редкое сейчас умение в российской литературе. Удивительное для столичного автора, но Шаргунов давно вышел за рамки Садового Кольца – в книге он объясняет это на примере своей родни, для которой деревня – это корни, священное, «откуда все наши».

Для самого автора эта книга – словно дневник, где он, публично исповедуясь, пытается разобраться в себе и смысле своей жизни. Это всегда трудно в переломный момент, когда не получилось в политике, не сложилось в семье. Этой попыткой автор становится к читателю еще ближе. Абсолютная искренность и откровенность, реальная картина детства и юности – этакая мемуарная проза с надеждой на будущее.  В том числе, на любовь.

Юмор Шаргунова напоминает образный юмор Довлатова. Особенно, когда он ироничен в описании людей. Но это только в начале книги. Дальше Шаргунов становится самим собой – и мы слышим его голос, подлинный голос автора, побывавшего в Чечне и Киргизии. И тут читатель понимает, что автор приглашает его с собой – разобраться в себе и смысле жизни. Думать вместе. Так читатель становится причастен к поискам автора. Сказать, что Шаргунов ищет смерть в «горячих точках», мечтая попасть на войну – ошибочно. Он ищет жизнь – и ее доказательства в том, что смерть вновь его не коснулась. Могла бы – но прошла мимо. А значит, будет впереди и большая сильная любовь и литературный успех. Это – как залог. Смерть – как заложник жизни. Откупиться от нее на время не поможет отсутствие или присутствие фотографий. Она уравнивает всех – на респектабельном столичном кладбище или на затерянном погосте в далеких Воскресенках. Так же, как и жизнь – уравнивает всех живущих. Миг этой жизни – как фотовспышка, не оставляющая фотографий нигде, кроме как на карте нашей памяти.

Алена Воробьева

18.04.2013
система комментирования CACKLE
Развиваем Липецкую область вместе

Национальный проект




  • Экскурсия в профессию
  • Здоровый регион
  • Противодействие коррупции

Наши партнеры

  • garant48.ru
  • Консультант Плюс
  • Образовательный портал г. Липецк
  • Бесплатная видеоконференцсвязь
  • Союз Возрождения России Ассоциация Воркаута, Липецкая область г. Липецк